Мастеровые люди села Николаевского

Жизнь сельской общины, столь отдаленной от центра, предполагала полное обеспечение всем необходимым внутри селения. Поэтому вскоре в селении появляются ремесленники, работающие по заказу. Монастырское хозяйство тоже требовало умелых рук. Появляются и в монастыре служилые люди, занимающиеся выделкой кож, шитьем обуви, изготовлением одежды и т. д.

В селе Николаевском проживало большинство служительских людей, обслуживавших огромное хозяйство монастыря. Это были иконописцы и резчики по дереву и камню, столяры и каменщики, мастера различных промыслов и певчие. Часть из них жила в монастырском жилье, часть строила жилища в селе. По прошествии времени нелегко разобраться, кто был монастырским жителем, кто - мирским, но память о том, что в селе Николаевском жили многие искусные мастеровые люди, хранят исторические заметки и кружевная вязь кирпичных строений монастыря и домов.

О развитии ткачества говорит тот факт, что в 1711 году по указу из Тобольска монастырским крестьянам с каждого из 168 дворов было велено изготовить по 9 аршин хрящу (род льняного холста), всего 1 512 аршин, и отправить его в Якутск. Монастырские умельцы ткали скатерти, убрусы, платки, рукотерты, покрывальники и другие холстяные изделия.

Все крестьянские хозяйства, за редким исключением, имели коней, коров, овец, коз. Это было жизненной необходимостью, так как давало не только продукты питания, но и одежду. Изготовление сукна требовало разделения труда на операции: битье шерсти, топтание, прядение, ткачество, крашение. Этим занимались шерстобиты, сукнотопы, поставалы, ткачи и т. д. В 1741 году били монастырскую шерсть шерстобиты Терентий Туганов, Семен Жегалов, Венедикт Отраков, Ефим Брызгалов, изготовляли сукно сукнотопы Викула Асанов, Сидор Бессонов, Никула Насонов, а поставалы Семен Овчинников, Терентий Туганов катали спальные войлоки.

Если начало строительству монастыря было положено Соликамскими строителями во главе с тюменским подмастерьем Иваном Борисовым «по реклу» Сорока, то вскоре появились и свои мастера. К концу возведения Успенского собора среди «кирпищиков» (мастеров по выделке кирпича) числились наряду с жителями других селений и жители Николаевского Никита Федоров сын Чижиков, Артемий Васильев сын Чечюлников, Петр Андреев, Гаврила Антипин сын Поздиев; стали каменщиками Иван Андреев сын Овчинников, Федос Тимофеев сын Брагин, Акинфий Денисов сын Стафеев, Иван Сосок, Григорий Петухов, Мелентий Потапов сын Почешев, Емельян Дмитриев сын Гульков - все были женаты, имели детей.

После ухода Ивана Сороки на новое строительство возглавил стройку подмастерье каменных дел Яков Гордеев сын Смирных. Он жил в казенном монастырском доме, был женат, имел двоих детей.

При монастыре имелась строительная келья, в которой работали местные мастера Тимофей Глухой, Савва Васильев, Тимофей Шабанов, Антон Заонега и другие. Это их трудами сияли над монастырем главы собора.

Огромное количество труда вложили в строительство Далматовского монастыря местные люди. Несметное количество кирпича изготавливали местные жители, да и строительство жилых домов, не будь здесь своих мастеров по выделке кирпича, в таком количестве было бы невозможным. В 1720 году кирпич для монастыря делали Никита Федоров сын Чижиков, Петр Андреев, Таврило Антипин, Артем Чечельнин. Позднее к ним прибавились крестьяне села Николаевского Петр Иванчиков, Василий Волосников, Василий Наумов, Герасим Овчинников. Возводили крепостную стену Иван Сосин, Федос Брагин, Иван Овчинников, Григорий Петухов, Акинфий Стафеев, Мелентий Почешев, Иван Портной, Иван Ершов да ученик Федор Иванов. За работу Иван Сосок и Емельян Гульков получали по рублю с полтиной, другие меньше, а ученик - 25 алтын (75 копеек).

Основным строительным материалом был красный кирпич, но изготавливали здесь и белый. Петр и Увар Андреевы изготовили один - 3 000, другой - 8 000 штук белого кирпича.

На ремонтных работах после пожаров в 1738 и 1742 годах работали плотники Яков Новоселов, Григорий Капуста, Семен Савраско, Никита Брагин, Алексей Лунин, Иван Черный, Елисей Паначев, Филипп Пашинин, Тимофей Петухов, Яким Бологов, Аксен Волосников. Сын Емельяна Гулькова Василий, Андрей и Михайло Пономаревы белили задымленные церкви известью. Позднее встречается в записях и имя Павла Гулькова, второго сына Емельяна. Ремесло в те времена чаще всего передавалось по наследству.

В реестре Успенского монастыря за 1760-1767 годы имеются фамилии 36 мастеров каменного дела. 15 из них проживали в селе Николаевском. В документах времен дубинщины встречаются имена каменщиков Василия Брагина, Саввы Стафеева, Михаилы Терюхова, Ивана Вяткина, плотников Алексея Перова и Фоки Зубова, отказавшихся идти на работу в монастырь.

Мастера из Николаевского работали в Тобольске. Митрополит Антоний Нарожницкий был так доволен работой далматовских мастеров, что кроме денежного вознаграждения по три рубля на человека освободил их от уплаты пятины за 1746 год. В 1748 году в Челябинске строился Христорождественский собор с двумя приделами под надзором трех далматовских каменщиков. В 1731-1751 годах мастера из Далматовского монастыря возводят церковь в Кондинском Троицком монастыре, Верхотурье, Енисейске.

В монастырской столярной мастерской работали Антон Бормотов, сын домового служителя монастыря, обученный столярному и токарному мастерству при Тобольском архиерейском доме, Филипп Иванчиков, Никифор Ворванин. Антон Бормотов был мастером высокого класса, в зависимости от проводимой работы он именуется в документах то плотником, то столяром, то резчиком. Он изготовил резной иконостас в Никольскую церковь, кресло архимандрита. Упоминается в документах и далматовский иконописец Никифор Ершов.

Служительские и крестьянские дети обучались мастерству кузнечному, столярному, чеботарному, мельничному и кожевенному ремеслам, иконному письму «в учениках». В 1769 году в иконописной мастерской было 3 ученика: Федор Бормотов, который учился своему ремеслу 8 лет, Яким Лавров и Стефан Брагин. В столярне - ученик Петр Шумилов.

Созданное далматовскими умельцами поистине можно назвать произведениями искусства. Резчики монастырской столярной мастерской, жители села Николаевского Тит Усольцев, Степан Присталых и Михаил Завьялов в 1769-1770 годах выполнили иконостас в Христорождественской церкви Успенского собора.

Иконостас был с витыми круглыми и плоскими резными столбами от полу и до верху. Около образов со всех четырех сторон - рамы с резными раковинами посредине и резными карнизами. Наверху столбов - резные капители с булавами, ангелы с трубами, держащие платы с фруктами, сплошь вызолочены. Царские врата были резные, решетчатые, на них вырезное объемное изображение Воскресения Господня, кроме лица и тела Господа, оно вызолочено. Это только часть описания иконостаса, но и по ней можно судить, что мастерство далматовских резчиков было высокого класса.